Sweta Bel (sweta_bel) wrote,
Sweta Bel
sweta_bel

Categories:

История замка Кастельно (фр. Château de Castelnaud). Часть 2.

- Как поступить нам, господин? Мы не в силах различить (католики или еретики)
- Убивайте всех - Господь узнает своих
!


Пожалуй, эта знаменитая фраза, брошенная папским легатом, как нельзя лучше описывает весь тот ужас, что творился во времена Альбигойских войн - времена, с которых начинает свою историю замок Кастельно. Впрочем, история началась немного раньше. Но обо всём по порядку.


Фото с оф.сайта http://castelnaud.com/

Замок Кастельно властно возвышается над маленьким посёлком, который спиралью расположен у его подножья. Словно повелитель на троне - и вокруг коленопреклонённые подданные.

Кастельно находится на самом краю горы, так что кажется – еще немного, и замок упадёт в пропасть. Но этого не происходит. Почти тысячу лет стоит замок на своём месте, нависая над крутым живописным левым берегом спокойной реки Дордонь.


Фото с оф.сайта http://castelnaud.com/

Замок был неотъемлемой частью вечной вражды Англии и Франции. Его первые владельцы, вассалы королей Англии, долго конфликтовали с соседним замком Бейнак, остававшимся верным французской короне. И если главные действующие лица тех далеких событий давно исчезли, то эти две крепости до сих пор продолжают свое бесконечное противостояние, словно бросают вызов забвению времени и являются хорошим напоминанием человеку о бессмысленности его жажды власти и тщеславия.


Фото с оф.сайта http://castelnaud.com/

"Вызов Забвению"...Какая хорошая фраза! Но не моя. Обычно я сама пишу все истории о замках, основываясь на информации, взятой из интернета. Но в случае с замком Кастельно попала в тупик: информации вроде много, но вся как под копирку - одно и то же в каждом посте. Каждый раз я натыкалась на одну и ту же статью некоего Д.Маркова о замке Кастельно.

Не знаю, где, откуда и как этот господин Марков черпал информацию для написания своей статьи, ибо даже французские сайты не изобилуют какой-либо информацией о замке Кастельно: всё сухо, лаконично, пунктиром. Да оно и понятно: замок потрепало изрядно, но главное - сгорел весь архив. Долгое время Кастельно был заброшен-забыт, лежал в руинах...То самое забвение, увы!



Уж простите, я не стала "изобретать велосипед" - в основе моего поста всё та же статья Д.Маркова (а что делать?), хотя кое-что от себя я всё-же добавила, внесла дополнения-изменения.


Фото с оф.сайта http://castelnaud.com/

"Впервые Кастельно упоминается в историческом контексте времён крестового похода против Альбигойцев. Хозяином здешних мест являлся в то время Бернар де Казнак, известный своей жестокостью, а также пылкий защитник катарской веры.", - пишет в своей статье Д.Марков.

И вот тут у меня возникает вопрос: "Эээээ. Как это? Известный своей жестокостью? И пылкий защитник катарской веры???" Позвольте, но тут одно исключает другое! В предыдущем посте я не случайно столько времени уделила катарам, ибо! ИБО! Катары были миролюбивым народом, им было чуждо любое насилие - в буквальном смысле слова "мухи не обидят".

По отношению к кому был жесток Бернар де Казнак? Кого он угнетал-притеснял? Почему-то очень часто, читая о владельцах замков, мы встречаем эту фразу: "был жестоким". Вроде как хозяин замка априори должен быть жесток. Иначе никак! Времена, знаете ли, такие - тёмные, жестокие. А потому каждому должно быть понятно, что "Зайка", "Котик" и "Пупсик" не смогут содержать, держать и удерживать замок. Только "ежовые рукавицы"!



Но это же Окситания, где даже воздух был наполнен всеобщей толерантностью! Тут был совсем другой уклад жизни. Что мы там читали в предыдущем посте? Цитирую снова, для тех, кто не в теме:

"Каждая община могла вооружаться для защиты своей чести и безопасности как против соседних общин, так и против феодальных баронов, которые имели замки в пределах ее территории"

"Суд отправлялся консулами, независимыми от графов и феодалов <...> Консулы имели при себе советы, более или менее многочисленные и составленные из разных классов общества. <...> Верховенство графов и баронов оказывалось поэтому только номинальным. Это были почетные люди, жившие будто на жалованье у городов, которые содержали их вместе с двором и семействами. Титуловали их ради древнего происхождения родов, но в сущности обращались к ним самим, к их вассалам и рыцарям только в случае внешней опасности".

Таким образом, даже если бы и захотел, на жестокость хозяина замка нашлась бы управа. Плюс катарская вера.. Ах, да! - ещё и трубадуры, которых так любили и привечали в замке. Википедия нам говорит, что жена Бернара де Казнак, нежная Alix de Turenne, была музой трубадуров. В её честь слагали стихи, пели песни. Муза и жестокость - вещи несовместимые. Нет, не верю я в жестокость Бернара де Казнак. Пусть в моей истории он будет добрым хозяином! (спи спокойно, друг))



Итак, первое упоминание о замке Кастельно относится к XII веку - веку расцвета куртуазной любви в Окситании. Толерантность, веротерпимость, Весна, трубадуры, катары.. Любовь и голуби, одним словом. Но тут пришёл Монфор и всё испортил! Начался крестовый поход против катар.



Инициатором борьбы с альбигойцами-катарами стал тридцативосьмилетний честолюбивый Иннокентий III (избранный папой в 1198 году). После бесславного завершения IV крестового похода 1204 года, вылившегося в разбойное разграбление столицы христианской Византии Константинополя, взоры папы обратились в сторону Юга Франции.

Ёще ранее он отправил туда своих эмиссаров Ренье и Ги с целью возмутить население против катаров. Однако легаты не справились с возложенной на них миссией, и вскоре им в помощь были направлены легаты Пьер де Кастельно и цистерцианский аббат Арнаут Амори. Насильственная смерть в 1209 году Пьера де Кастельно стала формальным поводом для объявления крестового похода против еретиков-альбигойцев.



Двадцать лет (с 1209 по 1229 год) северяне-французы, возглавившие вместе с папскими легатами крестовое воинство и составлявшие большинство его солдат, грабили и разоряли богатый окситанский край, не слишком утруждая себя выявлением еретиков.

Утверждают, что именно тогда, при штурме города Безье, один из крестоносцев и спросил легата Арнаута Амори, как отличить еретика от праведного христианина, на что легат ответил: “Убивайте всех, а Господь своих признает”. В 1209 году население Безье составляло 20 000 человек, и все они были истреблены, а сам город предан огню.



По взволнованным словам историка Наполеона Пейра, за время альбигойских войн в Окситании погибли “2 миллиона человек, один король, много князей, народ, цивилизация, язык, гений, и этот разгром на три века задержал наступление Возрождения в западных странах”.

Эмоции, преобладающие в этой оценке, опираются на факты. В битве при Мюре (1213 год) погиб король Арагона Педро II, выступивший на стороне окситанцев. В тюрьме умер от болезни (или от яда) виконт Безьерский. Тулузский граф Раймон VI был отлучен от церкви, не пожелавшей примириться с ним даже в его смертный час; останки графа, не преданные земле, сгнили в гробу, брошенном возле ограды кладбища. Говорят, что когда через несколько десятков лет гроб вскрыли, на черепе графа обнаружили знак лилии, символ французского королевского дома, и пришли к выводу, что разгром Лангедока был предрешен самой судьбой.



После пленения виконта Безьерского во главе крестоносцев встал граф Симон де Монфор, беспринципный и жестокий фанатик, на гербе которого на алом фоне был изображен белый лев с раздвоенным, словно змеиное жало, хвостом.


Симон де Монфор

Вскоре в окситанском языке появилось слово “файдит” — “изгнанник”. Им стали обозначать окситанских сеньоров, которых крестоносцы, предводительствуемые Монфором, незаконно лишали их земель и владений. Странники-файдиты вели партизанскую войну против захватчиков. Когда в 1218 году Симон де Монфор погиб при осаде Тулузы от камня, посланного, согласно преданию, из катапульты женской рукой, в войне наступил перелом: началась реконкиста.


Альфонс де Невиль. "Смерть Симона Де Монфора во время осады Тулузы"

Окситанцы, знать и простолюдины, объединившись под знаменами юного тулузского графа Раймона VII, сына Раймона VI, стали освобождать от захватчиков город за городом, замок за замком. Новый глава крестоносцев, сын Монфора Амори, не обладавший ни умом, ни талантами отца, растерялся.

Но успех южан был недолог. В 1222 году папа Гонорий III (Иннокентий III к этому времени уже умер) открытым текстом предложил французскому королю Филиппу Августу завладеть богатыми южными землями; крестовый поход постепенно превращался в захватническую войну французских королей за расширение своих владений.



Умерший в 1225 году Филипп Август завещал Амори де Монфору на ведение альбигойской войны 20 тысяч ливров; затем крестоносное воинство возглавил сын Филиппа, Людовик VIII, а после него — Людовик IX; последний и завершил войну в 1229 году подписанием Парижского договора, согласного которому значительная часть окситанских земель отходила французской короне.

Тулузского графа Раймона VII обязали покаяться перед церковью и передать бразды правления в руки дочери Жанны, которой предстояло выйти замуж за брата Людовика IX, Альфонса де Пуатье; в случае, если брак оказывался бездетным, владения тулузских графов переходили к французскому королевскому дому. В 1271 году Жанна умерла, не оставив наследника (говорили даже, что ее отравили), и земли Лангедока, бывшие частью Окситании, окончательно перешли под власть французской короны.

Началось активное офранцуживание окситанских провинций. С оставшимися катарами вступила в борьбу учрежденная в Окситании инквизиция. Между Севером и Югом Франции пролегла невидимая, но вполне ощутимая граница.



Рассказанная вкратце история альбигойских войн в полной мере отражает историю замка Кастельно. Одно неразрывно связано с другим. Продолжаем читать Д.Маркова:

"В 1214 году Симон де Монфор, возглавлявший крестовый поход против Альбигойцев, штурмом взял замок Кастельно и обустроил там свой гарнизон. Казнак оказывал усиленное сопротивление и даже сумел возобновить власть над замком, захватив гарнизон Монфора, прежде чем быть окончательно изгнанным архиепископом Бордо, который в наказание сжег замок дотла."


Но мне на глаза попалась статья на одном из французских сайтов, где говорится, что, мол, никак нет, Бернар де Казнак очень любил свою жену и дорожил своими людьми, он не стал бросать всех в бессмысленную бойню. Хозяин Кастельно благоразумно оставил замок и увёл всех людей в безопасное место.

Кто-то назовёт это трусостью. Но мы же знаем предысторию! Прежде, чем подойти к замку Кастельно, Симон де Монфор огненным катком прошёл от Каркассона по всей Окситании, оставляя за собой горы сожжённых трупов, пепел деревень и городов.



Монфор двигался к Тулузе, занимая по дороге города и крепости тулузского графства, где по его попустительству воины-крестоносцы, включавшие рутьеров, совершали чудовищные злодеяния. Сам он, после взятия городка Бром, приказал ослепить более ста человек, которым вдобавок были отрезаны носы.

Когда Монфор после долгой осады овладел неприступной крепостью Лавор, где находили себе убежище еретики, «он велел просто перебить всех осажденных. Пилигримы и крестоносцы с радостью дикарей поспешили исполнить поручение, началось ужасное побоище. Героические защитники Лавора погибли мученически. Но это было только началом варварских распоряжений Монфора.

Владетельницу города, эту прелестную даму, он велел побить камнями <...>, поставить ее живой в колодец; и когда она встала на его дне, на нее накидали столько камней, что совершенно завалили её». Кровожадность войска Монфора не знала границ! И всё якобы во славу католической церкви.



Бернар де Казнак всё это знал, гонцы не успевали приносить горькие вести - смерть долетала быстрее. Уже пали Domme и Montfort, так же принадлежавшие хозяину Кастельно. Чего ещё ждать? Жизнь людей дороже. Уже столько потеряно! Лучше отступить, собрать свежие силы... И он оставил Кастельно на милость Монфора. ПОКА оставил. - Вот в эту версию я верю больше.

А Симон де Монфор не стал, по обыкновению, сжигать и разрушать замок - он разместил там свой гарнизон, чтобы подавлять любые восстания и "застолбить" свою власть. Впрочем, Бернар де Казнак не забыл о своём замке - через год он таки вернулся, захватил замок обратно и повесил весь гарнизон (терпение катара, видимо, иссякло). Архиепископ Бордо был в ярости от такой выходки еретика-катара. Замок Кастельно снова был отбит католиками и на сей раз сожжён, как и другие "каменные собратья". Что стало потом с Бернаром де Казнак, увы, не знаю.

Что же из себя представлял замок Кастельно тех времён можно судить лишь по макету, выставленному в замке Кастельно:



По сути дела, замок состоял лишь из донжона и крепостной стены (или куртины) - вполне в духе того времени.
Даже те жилые помещения, что мы видим на заднем плане, были пристроены позже.



После заключения Парижского договора, подписанного в 1259 году Святым Людовиком и Генрихом III, положившим конец конфликту между Капетингами и Плантагентами, Перигор был возвращен англичанам, что и предопределило судьбу Кастельно. По условиям Парижского мира Кастельно оказался под владычеством герцога Аквитанского английского короля Генриха III. После этого, в течение XIII века, возвели новый замок. В 1273 году замок возвратился к законным феодальным властителям - потомству Кастельно, являющимся верными подданными графа Перигора, вассала короля Франции. Конец XIII столетия ознаменовал период расцвета, благополучия и относительного спокойствия для этого замка.



Долгое время замок Кастельно по-прежнему считался одним из основных укреплений в Перигоре. Однако вскоре у него появляется «соперник» – замок Бейнак, находящийся по соседству и принадлежащий враждебнонастроенному семейству. Бароны де Бейнак в то время находились в бесконечной ссоре с владельцами Кастельно. Жадность и алчность обеих соперничающих семейств вела к непрекращающейся возне и склоке.

В борьбу за господство над регионом вовлекались все, кто попадал в поле зрения баронов. В итоге в конфликте оказалось замешано всё дворянство Перигора. Край разделился на два вооруженных до зубов лагеря. Оба замка следили друг за другом, готовые напасть в любой момент, надеясь, что противник по неосторожности отвлечется и притупит бдительность. Но трусость, или, как бы выразились сегодня - «благоразумие», восторжествовало. Столкновение на границе так никогда и не состоялось.



В 1317 году сам Папа, обеспокоенный обострением конфликта, вмешался для того, чтобы избежать худших последствий - Жан XXII дал согласие на брак между обеими семьями, для того, чтобы попытаться положить конец хроническим распрям. Это был типичнейший образец личной войны, так часто встречающийся во времена «благородного» Средневековья. В скором времени мелочная возня отодвинулась на второй план: в 1337 году началась Столетняя война.

В первые десятилетия Столетней войны судьба была более благосклонна к англичанам. В Креси в 1356 году весь изысканный цвет французской знати был истреблен английскими лучниками. В Пуатье король Жан Добрый был взят в плен. Договор Бретини-Кале освободил короля, однако он был вынужден уступить англичанам Аквитанию, которой отныне будет управлять грозный Черный Принц.



В 1368 году Maне де Кастельно, единственная наследница семьи, вышла замуж за Номпара де Комона. В данном случае идет речь о событии, сыгравшем решающую роль для Кастельно: семейство Комон будет владельцами замка вплоть до начала Революции. За верную службу английской короне король Англии Генрих IV назначил Номпара де Комона свом сенешалем (представителем судебной и финансовой местной власти) в Агенезии.

В 1442 году, утомленный английским господством над Кастельно, король Франции отдал приказ об осаде замка. После трех недель осады английский капитан капитулировал, отдав ключи от замка в обмен на жизнь и кошелек с 400 экю. Англичане были окончательно изгнаны из Кастельно. Они покинули французские земли после сражения при Кастильон (1452 г.), ознаменовавшего окончание Столетней войны.



После чёрной эпохи войн, эпидемий и несчастий, во владения Кастельно вновь пришло затишье. Для замка наступил долгий период расцвета и благосостояния. Комоны, восстановив свои права на владение замком, реконструируют его. Однако необходимость в защите от внешних врагов по-прежнему сохраняется. На заднем дворе замка возводят две полукруглые башни с бойницами. Строится подъёмный мост и новый барбакан. Кроме того, к донжону пристраивают просторный главный корпус.

Восстановление замка, организованное Брандели де Комоном, было продолжено его сыном Франсуа и внуком Карлом. Старинная крепость XIII века начала понемногу соответствовать моде того времени.



Помимо улучшений Кастельно, Франсуа де Комон занялся строительством симпатичного поместья в стиле эпохи Ренессанс. Так, неподалеку от крепости возник новый замок Миланд. В эти годы Кастельно окончательно утратил свое военное значение и стал обычным загородным поместьем.


Замок Миланд


Теперь замок должен улучшаться не для отпора врагу, а лишь для поддержания престижа дворянской власти. В 1520 году была достроена еще одна башня, у которой было только одно предназначение – символизировать власть помещиков над землями.



Но затишье продлилось недолго. С 1562 по 1598 годы во Франции разразились Религиозные (гугенотские) войны — серия затяжных гражданских войн между католиками и протестантами (гугенотами). Семейство Комонов становится протестантами.

Капитан Жоффрой де Виван, родившийся в Кастельно, защищает замок, яростно сражаясь с католиками. Он ненавидит все религии. Этот человек, славившийся своей силой и отвагой, был товарищем будущего правителя Генриха IV. Бесконечные налёты, которые придавали ритм его жизни, обеспечили ему прочную репутацию в стране.

«Жоффрой воинственный» внушал страх по всей территории Перигора. Его ярость настолько страшна, что в течение всего периода религиозных войн никто не осмеливается нападать на замок Кастельно, в результате чего Комоны беспрепятственно правят в регионе.



В период между подвигами полководца Вивана и XX столетием замок больше не будет знать каких-либо значительных событий. Владельцы Кастельно предпочли ему более уютный и обособленный замок Миланд, затем свой собственный замок де ля Форс возле Бержерака. Естественно, состояние заброшенного замка постоянно ухудшалось, и наконец Кастельно был окончательно забыт.



После Великой Французской Революции замок постепенно приходит в запустение, его разрушение ускоряется. Спустя некоторое время он становится каменоломней: в 1832 году развитие речного транспорта и расширение поселения Кастельно требуют строительства новых причалов в порту, и каменщики не находят ничего лучше, как скатывать камни со стороны южной части замка, не рассекая их. Каменные глыбы доставляют на строительную площадку быстро и без усилий, и тут же пускают в работу!



Лишь в 1966 году замок был включен в Список исторического наследия по ходатайству его новых владельцев – Филиппа и Вероник Российон. С тех пор было проведено две значительные кампании по его реставрации: с 1974 года по 1980 и с 1996 по 1998. Некоторые обрушенные стены были восстановлены, другие были только укреплены из-за того, что не нашлось никаких упоминаний об их первоначальном состоянии. В настоящее время владельцем замка является сын прежних хозяев - Клебер Российон, председатель Федерации по вопросам исторического наследия и окружающей среды.



В 1980 году замок был классифицирован как национальный исторический памятник, а его шатле (малое укрепление) внесено в дополнительный список национальных памятников Франции. Замок открыт для посещения и входит в тройку самых посещаемых туристических объектов департамента Дордонь. В 1985 году здесь открылся музей средневековых войн, но об этом поговорим уже в следующей главе. Нас ждёт экскурсия по замку, господа! Запасайтесь попкорном, до встречи!

[Источники:]Источники:

1. Д.Марков "История замка Кастельно"
2. Н.А.Осокин "История альбигойцев и их времени" Изд. 1. Казань, 1869–1872;
3. Т.Б.Алисова, К.Н.Плужникова "Старопровансальский язык и поэзия трубадуров"
4. Е. Морозова "Во славу рыцарства и чести. О героическом эпосе Окситании”
5. Офиц. сайт замка Кастельно: http://castelnaud.com/


Tags: Аквитания, Франция, замки Франции, история Франции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments